NEWS LINE
22:15 14 октября 2015, Вт.
-1 °C, Ашберн Usd: 2,12 eur: 2,42
36 0 комментариев

"Дети воспринимают меня как развлечение". Белорус о том, как учит тайских школьников английскому

В 15 лет Михаил Работай с мамой переехали из Минска в Англию. Молодой человек отучился на повара, работал шефом в ресторане — и в 29 на год отправился путешествовать по миру. За 365 дней он исколесил 15 стран. Больше всего ему понравилось в Таиланде. Спустя пять лет Михаил снова вернулся в королевство, теперь уже навсегда. Женился на тайке, растит сына и преподает в школе иностранный. О том, как это учить детей на другом конце земли, мы с ним и поговорили.

Фото: личный архив.
Школьная форма в учебном заведении, где работает Михаил.

Каникулы в Таиланде и Беларуси не совпадают. Большой отдых у здешних ребят был в марте-апреле, а сейчас учебный год. Уроки заканчиваются, Михаил освобождается — и мы включаем скайп. Между нами четыре часа разницы и тысячи километров.

— Как настроение? — спрашиваем у земляка.

— Супер! — отвечает он и причин для этого перечисляет много. Первая — Аютайя, город, в котором он обосновался. «Аютайя не такая сумасшедшая, как Бангкок, и в то же время тут хватает торговых центров, кафе, ресторанов, — описывает собеседник свой населенный пункт. — Тут более 15 школ. В моей 2500 учеников».

Классы очень большие. В одном из тех, где преподает Михаил, 46 мальчиков и девочек. Впрочем, такие масштабы наставника не пугают. «Дети в Таиланде сначала нашкодят, а потом кланяются, прощения просят», — с улыбкой говорит он об учениках и переходит к тому, как попал в местную систему образования.

— Как-то во время своей «кругосветки» иду по улице Таиланда, а там большая вывеска: «Тeach and travel in Thailand» — учи и путешествуй в Таиланде, — возвращается к тем событиям собеседник. — Я подумал: «Интересно». Рискнул, написал — и мне ответили: «Приезжайте».

На завтра после собеседования Михаил уже вышел на работу. Преподавал он в государственной школе, но был не стандартным учителем, а волонтером. Его уроки — это как встречи с носителем языка. Тайский он, кстати, на тот момент не понимал, и руководство учебного заведения считало это огромным плюсом. Дети знали: педагог не говорит на местном, и вынуждены были общаться с ним по-английски. Спустя четыре месяца семестр закончился, и Михаил продолжил путешествие.

— Мне настолько понравилось преподавать, что я решил: вернусь.

— В смысле переедете из Англии в Таиланд?

— Да! А что здесь удивительного?! В Таиланде я зарабатываю примерно 35−45 тысяч бат, аренда квартиры-студии — 4000 в месяц, плюс 3000 «коммуналка». В Британии я бы получал около 75 тысяч бат, но там только за съем жилья нужно отдавать где-то 28 тысяч. Вот и первая выгода.

«Один преподаватель сказал, если ребенок не слушается, можешь по попе оттягать»

Фото: личный архив.
Михаил с женой Саттамон и сыном. Саттамон работает репетитором по английскому, и у нее свой книжный магазин.

В 2013 году Михаил уехал в Таиланд навсегда. Диплома бакалавра у него не было. В таких случаях, рассказывает, легально устроиться в школу помогает агентство. Алгоритм такой: агент берет тебя на работу, ищет место. А чтобы все не казалось совсем уж просто, отметим: школа в таком случае платит зарплату агентству, а агентство учителю. В итоге преподаватель теряет немало денег.

— Но выхода у меня не было.

Именно агент нашел Михаилу вакансию в Аютайе. Молодой человек преподает английский в высшей школе. Иностранный у старшеклассников тут четыре раза в неделю. Дважды с тайским учителем, который объясняет грамматику, и столько же с foreign teacher, практикующим речь.

— Когда прихожу в класс первый раз, многие дети воспринимают меня как entertainment (развлечение. — Прим. TUT.BY), — рассказывает собеседник. — Самое сложное, зарекомендовать себя, чтобы они меня уважали и при этом не волновались говорить. А то ведь часто вызовешь ученика отвечать, а он настолько боится сделать ошибку, что трясется как в лихорадке. Нужно этот барьер убрать. Ребенок должен чувствовать себя свободно, — рассуждает собеседник и тут же добавляет, — но не слишком свободно. Иначе учитель не сможет контролировать класс. Весь трюк в том, чтобы найти баланс.

— И как?

— А кто знает?! — вопрос вызывает у Михаила улыбку. — Когда я только пришел в эту школу, один преподаватель выдал мне бамбуковую палочку. Сказал, если ребенок не слушается, можешь по попе оттягать. Но я как-то не рискнул… Я все-таки из Европы… А там за такое тюрьма. Лучше, придумал, пусть непоседы и болтуны отжимаются. Это и для здоровья хорошо, и энергии, чтобы крутиться, меньше останется.

— И как, появляется уважение?

— Не всегда, — улыбается собеседник. — Палочку у нас, кстати, уже отменили. Но мой подход от этого не изменился: наставник должен помогать ребенку учиться, а не заставлять его. В минской школе нам всегда повторяли: «Не списывай, не подсказывайте». Но это глупо. Если ребенок подсматривает у соседа, значит, он учится у соседа. Вспомните, в классе всегда есть кто-то головастый. Когда дети на уроке чего-то не знают, сразу к нему за подсказкой. Уверен, он по-своему, по-детски, часто объяснит не хуже меня. А вообще, самое главное, чтобы школьники сами хотели что-то знать.

— А они разве хотят?

— Даже когда на диктанте ребенок списывает у соседа словарные слова, есть вероятность, что какое-то отложится у него в голове. Похожим способом я, например, выучил тайский. Слушал, как общаются дети, запоминал. Год назад я поступил в университет в Бангкока, теперь получаю диплом бакалавра по педагогике.

«В Таиланде дети тоже любят прогуливать»

Фото: личный архив.
Фото: личный архив.

Учителей-иностранцев в школе, где работает Михаил, четверо. Он и еще трое из Южной Африки. У них отдельная учительская — foreign office, со своим холодильником и кондиционером. Уроки тут заканчиваются в 15.30, педагоги на работе до 16.00. В эти полчаса ребята обычно идут к наставникам, чтобы подтянуть «хвосты».

— В Таиланде дети тоже любят прогуливать, — описывает школьные привычки собеседник. — Но в Тае с этим строго. Если у человека нет 80 процентов посещений, в конце семестра его не допустят к экзамену. Конечно, учителя стараются до такого не доводить, дают детям дополнительные задания. За все время я помню только один случай, когда мальчика оставили на второй год.

Но пропуски, говорит Михаил, это не главная проблема. Куда сложнее разбираться с дисциплиной.

— Когда я учился в Беларуси, если на уроке напортачил, домой идти боялся, знал: получу подзатыльник. Здесь родители мало времени уделяют детям. Но объясняют, учителя нужно уважать. Ну, а как иначе, ведь большую часть времени их сын или дочка проводят на уроках. К педагогу дети относятся как к отцу или матери. Наставник — уважаемая профессия: ты же обучаешь людей, значит, для общества ты мастер.

— А как это отражается на зарплате?

— В государственных школах это где-то 35−40 тысяч бат, в частных 60−90 тысяч. Для сравнения, «минималка» — в Таиланде 11 тысяч. Хватает ли мне зарплаты? У меня жена и сын, поэтому мне нужно подрабатывать. Дома я организовал маленькую частную школу. Дважды в неделю провожу у детей дополнительные уроки английского.

«В четверг учителя приходят на работу в национальных костюмах»

Фото: личный архив.
Так учителя ходят в школу в четверг.

День в школе, где работает Михаил, устроен так: в 7.45 играет гимн учебного заведения, и дети выстраиваются на линейку. В 8.00 звучит гимн Таиланда, и поднимают флаг. Дальше выступает директор, потом — молитва и в 8.30 первый урок. Занятия длятся 50 минут или час. Перемен нету, в паузах дети быстро перебегают из класса в класс. В полдень — час ланча. Потом снова уроки.

— И как им без перемен?

— Нормально, они ведь не знают, что такое отдыхать между уроками.

Планы занятий тайские учителя тоже пишут. Правда, эти документы нужны не школьной администрации, а агентству, на которое работает педагог. Для руководства учебного заведения куда важнее, чтобы сотрудники, как и ученики, соблюдали дресс-код и носили форму.

— Я и мои коллеги-иностранцы считаемся не официальными учителями, поэтому в понедельник и среду у нас фри-стайл. Это не значит, что можно в пляжном. Должны быть и рубашка, и галстук, просто — любые. Во вторник все педагоги приходят в бордовом или в розовом. В четверг — в национальных костюмах. Мужчины, например, надевают шорты, как у барона, длинные гольфы. А в пятницу в Аютайе все учителя ходят рубашках с местным цветком, похожим на лотос. Когда в этот день гуляешь по городу, сразу ясно, кто в городе педагог.

— Как по-вашему, идея с учителем-иностранцем многое детям дает?

— Идея хорошая, ты ведь можешь и акцент услышать, и произношение. Но многие ученики все равно плохо говорят по-английски. Причина, думаю, в самих ребятах. Вот меня, например, в школе пытались научить химии, а она мне не интересна, и я ничего не понимал. Зато брат обожал этот предмет, ездил на олимпиады.

В любом деле, продолжает учитель, должна быть мотивация. И вспоминает, как в прошлом году, пришел в начале года в класс, а там девушка на первой парте.

— Я у нее спрашиваю: «What is your name?» — возвращается к тому случаю Михаил. — А она не понимает, а потом у нас был урок, где мы говорили о мечтах. И она призналась, что хочет замуж за иностранца. «Как же ты будешь с ним разговаривать?» — спрашиваю. Она: «По-тайски». «Так он же ничего не поймет», — отвечаю. Для нее это было как открытие. Человек так поднажал на английский — книги, фильмы. Да она за год заговорила! Теперь это одна из моих лучших учениц. Вот что значит, идти к цели.

— А вы сами не разочаровались в педагогике?

— Иногда случается, особенно когда ученики не слушают. Порой думаю, да обезьяну можно обучить быстрее, чем детей. Обезьяна хотя бы слушает, а не в мобильнике сидит. А потом я ставлю себя на место ребят и как в зеркало смотрю. Вспоминаю: ведь я в этом возрасте был такой же. И тогда понимаю, что еще больше люблю свою работу.

Источник: tut.by

Теги: