NEWS LINE
22:15 14 октября 2015, Вт.
23 °C, Ашберн Usd: eur:
205 0 комментариев

Перуанец о жизни в Минске: Оливье — лучшее, что случалось со мной за время в Беларуси

Монтанчез Матео
Фото: tut.by

Рикардо Монтанчез Матео приехал из Перу в Беларусь в 2003 году.

С тех пор он успел окончить медицинский, состояться в профессии хирурга и обзавестись семьей. Уезжать из Беларуси не планирует: здесь у него есть все, что нужно для счастья. Пожалуй, кроме перуанских продуктов, пишет tut.by.

«Когда приехал в Минск, два дня не выходил из общежития»

— Когда я решил переехать в Беларусь, мне было 16 лет. Тогда я уже учился в медицинском на родине, но это было очень дорого. Если здесь после поступления учеба стоила 1300 долларов в год, то там такую сумму нужно было отдавать в месяц. А у меня еще две сестры. Старшая тоже на тот момент училась на врача, а младшей скоро нужно было поступать. Если бы я не уехал в Беларусь, кто-то бы из нас пострадал и вовремя не окончил университет.

Это решение, рассказывает Рикардо, было спонтанным и быстрым. Уже спустя месяц его самолет приземлился в Минске.

— Я помню все, будто это было вчера. Было холодно, шел дождь. Было очень пусто. Мы зашли в здание аэропорта, а там — военные. Наверное, это были пограничники. Я учил русский язык в Перу в течение месяца, но знал всего пару фраз. Пытался объясниться на английском, но персонал аэропорта его не знал. В итоге провел три часа в аэропорту, но как-то границу прошел.

Сразу после прилета Рикардо оказался не в своей тарелке.

— Первые два дня я не выходил из общежития. Ел то, что привез с собой. Когда запасы кончились, пришлось идти в магазин. В Перу везде можно рассчитаться как местной валютой, так и долларами. Я с последними в минский магазин и пришел. На меня смотрели очень зло, что-то кричали. Я понял, что не то что-то сделал.

Из-за незнания языка иногда случались казусы.

— Однажды я один пошел на рынок. Хотел купить мяса. Взял с собой словарь. Посмотрел, как на русском будет «мясо» и «корова». Подошел к продавцу и все это сказал. Она на меня так нехорошо посмотрела, что я сразу ушел. Когда рассказал эту историю в общежитии, мне сказали, что женщина-продавец подумала, что я ее коровой назвал. А мясо, которое мне было нужно, называется говядина.

«Я знал, куда я еду, но этого оказалось недостаточно»

— Перед отъездом в Беларусь, я много читал об этой стране. И о еде, и о ценах, и о климате. Я знал, куда я еду, но этого оказалось недостаточно.

Рикардо купил самые теплые вещи, какие только мог найти в Перу. Но от белорусских холодов они его не спасли. Пришлось утепляться заново.

— Я до сих привыкаю к этому климату. Но, кажется, в последнее время к нему привыкают и белорусы. Погода очень изменилась. Ко мне недавно приезжала старшая сестра. Она живет в Мадриде. И я специально выжидал подходящую погоду, чтобы ее пригласить. Иначе она бы не выдержала местного холода.

Приезда мамы Рикардо ждет до сих пор и надеется, что в этом году его желание осуществится. В последний раз он видел родных примерно 7 лет назад, когда после окончания университета на год вернулся в Перу.

«Чтобы выучить язык, сидел по 2−3 часа на остановках общественного транспорта»

— Учить язык было очень трудно. Первые полгода я ничего не понимал, хотел все бросить и вернуться в Перу. Ходил на подготовительные курсы по русскому языку. После них нужно было сдавать экзамен, чтобы поступить. Все в группе были старше меня, а я был еще и стеснительный. Общался в основном с парнями. Но среди нас была девушка из Македонии. Ее звали Майя. Я так понял, что македонский немного похож на русский. И вот через полгода на одном из занятий преподаватель кричала на меня. А я не понимал, что она кричит. И вдруг Майя заговорила со мной на испанском. Я к ней повернулся со словами: «И ты полгода молчала?!»

Именно Майя помогла Рикардо разобраться с основами русского языка и понять его принцип. И тогда перуанец решил, что может остаться.

— Потом я понял: чтобы выучить язык, нужно с кем-то знакомиться, быть в этой среде. А у нас в общежитии были только иностранцы. С ними не особенно на русском поговоришь. И что я делал? Сидел по 2−3 часа на остановках общественного транспорта. Конечно, когда было не холодно. И слушал, как разговаривают местные. И так я делал около года. И мне это нравилось. Это помогло мне выучить язык.

Когда подготовительный год закончился, Рикардо сдал все необходимые экзамены, а по русскому получил десятку.

— После учебы я нашел работу в больнице скорой помощи. Там познакомился со своей женой. Сейчас у нас есть дочка Виолетта. Она, кстати, родилась в День независимости Перу — 28 июля.

«В Перу более 800 видов картошки!»

— С едой отношения были тоже тяжелые. Мы не могли найти привычные продукты. Что едят у нас на завтрак: тунец, жареные яйца, авокадо, варенье. И у нас батоны не как у вас. В Перу они больше похожи на французские булочки. А тогда в Минске было непросто найти и тунец, и авокадо. Причем такого качества, чтобы можно было сразу на стол. А так купил авокадо и надо еще несколько дней ждать, чтобы он дозрел.

Основа перуанской кухни — это специи. Их долго жарят до определенной консистенции, а потом к ним добавляют остальные ингредиенты. Приготовление обычных блюд может занимать 2−3 часа. В Беларуси южноамериканских приправ не было ни тогда, ни сейчас. Поэтому приготовить те блюда, к которым Рикардо привык, было практически невозможно.

— Когда кто-то из наших ехал в Перу, по возвращении везли не одежду, не обувь, не технику, а еду. Но иногда нас приглашали в гости друзья-белорусы. Там мы пробовали местные блюда. И оливье тогда стало лучшим, что случалось со мной за время жизни в Беларуси. В Перу более 800 видов картошки! И каждый используют для определенных блюд. Из ваших блюд мне нравятся драники, борщ и голубцы, которые готовит теща.

«Белорусы много пьют»

— Я работаю хирургом в больнице скорой помощи. К нам чаще всего привозят пациентов в тяжелом состоянии: после избиений, падений с высоты, ДТП. Почти на каждом дежурстве поступает пациент, жизнь которого зависит от скорости действий всей бригады медиков. У вас очень часто люди падают с высоких зданий. В Перу такого нет. И чаще всего причина — алкоголь. Белорусы очень много пьют. Иногда пациент сам приходит к нам весь избитый. И приходит не тихо, а со скандалом. Думаю, беда и в некачественном алкоголе. Хороший напиток такого с человеком не сделает.

Рикардо вместе с коллегами видит прямую зависимость между пристрастием к алкоголю и нескончаемым потоком пациентов, которых буквально по кусочкам нужно собирать. В связи с этим они задумались над написанием научной работы по этой теме. Чтобы вывести проблему из тени.

— Падение с высоты — это не просто сломанная рука или нога. Это совокупность травм, для устранения которых нужны разные специалисты. Иногда в операционной находится 20 медиков. И все, чтобы спасти одного человека, который, будучи нетрезвым, упал с 5-го или 10-го этажа.

«Случалось сообщать о смерти близким пациента по телефону. Это очень тяжело»

— Мне нравится работать в больнице. У нас очень хороший, дружный коллектив. Все друг друга уважают и поддерживают. Особенно это помогает в работе. Тяжелых пациентов мы встречаем буквально в дверях всей бригадой. И прямо над ним в течение нескольких минут нужно решить везти его сразу в операционную или состояние позволяет сделать необходимые перед операцией анализы. Решение принимаем быстро, потому что слышим друг друга.

Рикардо признается, что такая работа тяжела. И привыкнуть к ней невозможно. Часто после смерти пациента сложно уснуть.

— Мне случалось сообщать о смерти близким пациента по телефону. И я слышу на том конце провода голоса детей. Понимаю, что у человека была семья, друзья. Это очень тяжело.

«Многие из Беларуси уезжают, а я остался»

— Многие перуанцы после учебы в Беларуси уезжают на родину или в другие страны. Особенно сложно приспособиться девушкам. Им тяжелее находиться вдалеке от дома, мне кажется. Есть знакомые, которые вышли замуж за белорусов, но в Беларуси они все равно не остались. А я нашел работу. Мне нравится мой коллектив, нравится то, как мы работаем. Здесь у меня семья. Хотя по дому скучаю, конечно.

Источник: Хартыя'97

Теги: